О самом главном в танце

Танец не должен быть заключен
в смирительную рубашку и
не должен исполняться согласно формуле.
Лила Самсон, из интервью

Ямини Кришнамурти, одна из самых известных исполнительниц бхаратанатьям нашего столетия, в своих воспоминаниях о легендарной "королеве танца" Баласарасвати упоминает следующий эпизод. Гуру Ямини пригласил в то время уже ставшую живой легендой Балу посмотреть на новый сложный танец, освоенный его юной ученицей. Баласарасвати согласилась, а после выступления сказала: "В этой девочке есть это."

Что за загадочное свойство увидела одна легендарная танцовщица в другой? То что нельзя назвать, но можно почувствовать, - возможно, самое главное в танце...

Но что в классическом танце важнее всего? На что стоит обращать в первую очередь внимание? Где та неуловимая грань, которая отделяет исполнителя танца от того, кто занимается им в качестве отдыха, физической нагрузки - для себя? Когда приходит ощущение таинственного присутствия танца в исполнителе? Эта заметка написана по следам нескольких бесед о самом главном в танце.

Одни утверждают, что самое важное - это техника, хореографическая точность, четкость исполнения. Каждый жест должен быть отточен, каждый взгляд должен вспыхивать искрой, наклон корпуса выверен... Ощущать движения мышц в нужный момент. При любой скорости исполнения сохранять легкость и геометрию линий. Отрабатывать адаву до виртуозности, до того момента, пока не почувствуешь себя в нем гармонично, легко и свободно. Работать над каждой позой в танце, как бы занимаясь хатха-йогой. И только через упругую твердость и четкость движений проявится настоящая красота танца, его чистых благородных линий. Такой танец называется "тандава", танцем Шивы.

Другие возражают, что сколько бы вы ни работали над четкостью исполнения, - она будет мертва без пластики, без легкой улыбки и плавного движения руки. Пластичность мелких движений (пальцев, шеи) и мягкая растянутость исполнения - вот то что создает гармонию и придает индийскому классическом танцу особое очарование. Возьмите высушенное яблоко и янтарное, налитое соком, - и вы поймете разницу между исполнителем, который обращает внимание только на четкость и тем, что не упускает аспект "ласья", танца Парвати.

А кто-то при этом непременно возразит, что душа танца - это абхинайя, выражение чувств и эмоций. Без абхинайи, которая рождается на высоком отвлеченном от материального мира уровне, нет настоящего танца. Исполнитель на сцене создает бхавы - выражение эмоций, переменчивых состояний души и ума. Как высшая точка проявления мастерства абхинайи - появляется раса, само переживание чувства, эмоциональный отклик зрителя-расики, ощущение истинности настроения, жизни в танце, эстетическое удовольствие... Происходит глубокое и искреннее общение душ исполнителя и зрителя. Не это ли конечная и главная цель танца? Не есть ли главное - умение ощущать и выражать эмоции, растить их и размышлять над проявлением девяти основных рас в танце, перевоплощаясь в героиню падама, жить, страдать и радоваться в нем... Гармония не может не быть следствием осознанной и глубоко переживаемой искренней абхинайи.

А может быть, вовсе не это главное, скажет четвертый! Ведь абхинайя самой умелой и опытной танцовщицы - лишь слабый отблеск тех искрящихся настроений и чувств, которые может выразить при исполнении раги певица. Не зря поистине величайшей исполнительницей бхаратанатьям была Баласарасвати, и в первую очередь потому, что она с детства жила в пропитанном музыкой окружении и могла чувствовать рагу, двигаться не только в соответствии с ритмом, но и с музыкой, отвечать на тончайшие нюансы в звучании свары - ноты. "Видимая сангита" (музыкальное искусство) - так называли ее исполнение танца современники. Кроме того, спонтанность реакции, возможность взаимодействовать с оркестром проявляется у танцовщицы только с глубоким знанием музыки, которая в индийской традиции всегда свободна, несет отпечаток импровизации. Музыкальное искусство неразрывно связано с танцевальным, а в традиционной иерархии искусств стоит выше последнего. А значит, не стоит и рассчитывать поймать ускользающую суть танца без глубокого знания и понимания музыки.

Здесь кто-то, конечно, вспомнит, что в той же традиции искусство стихосложения оценивается выше музыки, и только глубокое понимание сути сахитьи, слов исполняемой композиции, позволит вам проникнуть в высокий мир настоящего классического танца, воспарить к чистой поэзии. В самом деле, обязательным для девадаси было знание трех языков (телугу, тамили, санскрит), ведь без знания языка невозможно понять слово, поиграть с ним, понять оттенки эмоций, вложенные в него. В санчари бхавах варнама (центральная танцевальная композиция традиционного репертуара бхаратанатьям), где танцовщица играет со смыслами, вложенными в каждую строку сахитьи, - она поистине подобна ювелиру, поворачивающему драгоценный камень каждой гранью к свету...

А может быть, на самом деле, главное - это размышление над сутью танца, постоянное обращение к себе и поиск внутреннего смысла? И не слово даже, а молчание. Внутренний свет. Покой в центре бури движений. Поиск концентрации. Медитация. Глубина каждого движения тела и мысли, каждого вздоха. Возможность найти истину и свет. Возможность вырасти. Освобождение.

Так что же самое главное в танце?